Блогосфера.Ru

Алу еще будет

Почитатели премьер-министра Чечни, объединившиеся в фан-клуб «Рамзан», всегда готовы защитить своего кумира. Об этом не понаслышке знает руководитель североосетинского отделения «Объединенного гражданского фронта» Виссарион Асеев. Этот политик по неосторожности дал интервью одной из центральных газет, в котором заявил, что Рамзана Кадырова «надо отправить на электрический стул». А дней через пять, рассказывает знакомый Асеева, в его офис пришли крепкие ребята в спортивных костюмах из клуба «Рамзан». Бить не стали, но выдали небольшой сверток и удалились. Асеев осторожно развернул презент и обнаружил внутри свое чучело, сидящее на игрушечном электрическом стуле.

Учитель литературы одной из грозненских школ Мустафа про фан-клуб «Рамзан» наслышан - в нем состоят многие из его учеников. И он готов поддержать их даже в невинных шалостях вроде умерщвления чучел политических противников. В общем-то, Мустафа и сам в некотором роде фанат Рамзана Кадырова: «Ты пойми, именно при нем мою школу отремонтировали, а улицы в центре Грозного стали похожи на те, по которым я ездил на велосипеде еще до первой войны. И всем этим мы обязаны Рамзану, а не [президенту] Алу Алханову. Рамзан просто главный у нас, и это свершившийся факт».

После Нового года фанаты Кадырова в Москве и Ростове предприняли попытку формализовать этот свершившийся факт - назначить его президентом республики. Но несмотря на то, что функции Алханова уже давно никому не ясны, он остается на своем посту. Кремлевские покровители его вновь спасли от отставки. Так и будут жить: Кадыров правит и вербует все новых фанатов - а Алханов просто ходит на свою президентскую работу.

Вопрос с чеченским президентством последние недели решали два зама президентской администрации - Игорь Сечин и Владислав Сурков, которого поддерживает полпред Владимира Путина в ЮФО Дмитрий Козак, рассказывает источник в Кремле. Поскольку мнения у этих чиновников были прямо противоположные, никакого решения принято не было - как и всегда в последнее время, власть раздвоилась. Сечин, симпатизирующий Алханову, смог лишь заблокировать предлагаемую Сурковым и Козаком передачу всей полноты власти Кадырову.

В Чечне слышали лишь отголоски этой далекой кремлевской войны. Сотрудница аппарата парламента Пола, рассказывая корреспонденту о настроениях местных чиновников и депутатов, не жалела мрачных красок: «После того как Алу Дадашевич [Алханов] снова заявил, что не собирается оставаться руководителем республики после 2008 года, все чего-то ждут. Тревожно что-то на душе, прямо как осенью 1994-го, перед началом первой войны». В конце января всем показалось, что Алханов готов уйти немедленно: он заявил, что «в республике и вне ее достаточно много грамотных и подготовленных людей, которые могут ее возглавлять». Пола - одна из немногих в республике фанаток Алханова - с надеждой говорила, что «рано его еще отправлять на пенсию»: «В Москве его ценят, в канун 50-летия ему вручили почетную грамоту от федерального правительства за заслуги в деле восстановления».

Источник в правительстве Чечни на это лишь посмеивался: «Каких это многочисленных подготовленных людей он имел в виду?» Естественно, подразумевая, что «подготовленный» есть только один - Рамзан. «За спиной Алханова, кроме нескольких десятков бойцов федерального спецназа, никого и нет. Вот это и есть его электорат, а за Рамзаном - вся республика, сотни тысяч людей», - сказал соратник Кадырова. К торжественному воцарению Рамзана его окружение готовилось с 5 октября прошлого года, когда он справил свое 30-летие, а значит, получил формальное право стать президентом. Юбилей отмечался куда шире, чем нынешнее 50-летие Алханова.

Большинство чеченцев были уверены, что вопрос с назначением Кадырова решен. Умар Джабраилов, сенатор, представляющий исполнительную власть Чечни в Совете Федерации, рассказывает, что «еще в ноябре прошлого года предложил республиканским парламентариям подумать над процедурой отставки президента». По словам источника в Кремле, то же предложение лоббировали Козак и Сурков. «Сурков у нас ко всему, что происходит в Чечне, неравнодушен, это же его родина», - напоминает источник.

Однако выяснилось, что в Москве далеко не все в восторге от усиления Кадырова. Возражения поступили от Игоря Сечина, который давно пытается создать противовес Кадырову в республике. Несомненное достоинство Алханова - его сговорчивость и предсказуемость; он в отличие от Рамзана не требует немыслимых денег и всю чеченскую нефть в придачу. А нефтяную отрасль в администрации президента курирует именно Игорь Сечин, напоминает источник.

Окружение Рамзана это предвидело и оперативно предложило альтернативную кандидатуру на смену Алханову - министра социального развития и труда Магомеда Вахаева. 57-летний чиновник - давний соратник Ахмата Кадырова, в общем, «друг семьи». «Нам обещали, что, когда время придет, президент Путин предложит нашему парламенту либо Вахаева, либо Кадырова. Вот только когда это время придет, нам неизвестно», - рассказывает источник в окружении Рамзана. А Дмитрий Козак уже констатировал, что «в ближайшее время никаких перестановок в Чечне не будет». «Мне ничего не известно о должностях, якобы предложенных Алханову на случай досрочного ухода с поста президента. Вопрос смены президента в Чечне не рассматривается и не обсуждается», - подвел итог подковерной борьбы проигравший в ней полпред.

Немногочисленное окружение Алханова уже скромно празднует эту локальную победу. «Это все ерунда, никаких претендентов на пост главы Чечни нет, никуда Алханов не уходит; это все слухи, которые распускают его недоброжелатели, которые хотят дестабилизировать ситуацию в Чечне и спровоцировать федеральный центр. До законного прекращения его президентских полномочий осталось более полутора лет», - говорит соратник президента.

Сам Кадыров перенес поражение стоически и как всегда изобразил воплощенную скромность. «В последнее время стало традицией, что некоторые политики и журналисты, не зная моего мнения, берут на себя ответственность решать за меня и делать свои малопонятные выводы, - сказал Рамзан Кадыров. - Для меня этот вопрос [о назначении президентом] неактуален. Я об этом не думаю. А с Алу Алхановым у нас нормальные рабочие отношения».

По сведениям, Рамзан и его окружение действительно не очень расстроились. За последние месяцы они настолько укрепили свою власть, что наличие формального соперника их уже не волнует. Кадыров стремительно превратился из ненавидимого большинством жителей Чечни полевого командира в национального героя, из человека, которого все подозревали в похищениях людей, - в признанного освободителя. Такое бывает только на Кавказе.

Типичная история обращения в кадыровскую веру произошла в горном Итум-Калинском районе, бывшем некогда оплотом боевиков. «Он настоящий мужик, не побоялся доказать этим варварам из ОРБ-2 (структура МВД России, которая борется с бандитизмом в Чечне и подчиняется федеральным властям.), что у нас в республике большинство - мирные жители, а не террористы, - с восторгом рассказывает сотрудник Итум-Калинской районной администрации. - В декабре 2005 года они забрали Мехти Мухаева из села Зумсой, который осмелился в Страсбургский суд написать о пропаже своего брата и бомбежках мирных чеченских сел. Неизвестно, сколько бы времени Мухаев провел в тюрьме, если бы не Рамзан Ахматович. Он летом прошлого года в Итум-Кале приезжал, ему люди и рассказали про это. Он детям и родителям Мехти денег дал и обещал разобраться». Осенью 2006 г. Мехти Мухаев вышел на свободу.

Чиновники и депутаты тоже в восторге. Спикер парламента Чечни Дукваха Абдурахманов открыто призывает к передаче всей власти Кадырову: «Я уверен, что Рамзану пора дать большую свободу действий». Ему вторит депутат Госдумы от Чечни Руслан Ямадаев: «Рамзан сегодня очень сильно работает. Он за последний год повернул республику вообще на 180 градусов, за 5 лет не было сделано то, что сделано за последние полгода».

Главное, что сделано Рамзаном за год, - это даже не восстановление домов и школ, а полное уничтожение каких бы то ни было противовесов, особенно силовых. В прошлом году Владимир Путин подписал указ, согласно которому в 2007–2008 гг. из республики будет выведено около 50 000 военнослужащих Минобороны и МВД, после чего там останутся не более 25 000 федералов и многочисленные силовые структуры, подконтрольные Кадырову. Чтобы стать полновластным хозяином Чечни с возможностями даже большими, чем были у Джохара Дудаева, ему остается добиться только передачи республике контроля над нефтяной отраслью. И у него есть все рычаги, чтобы это сделать.

«У него до 20 000 бойцов - республиканская милиции, два полка внутренних войск “Юг” и “Север”, входящие в 46-ю бригаду внутренних войск и формально подчиненные главе МВД России, а также батальоны 42-й дивизии Минобороны “Запад” и “Восток”, - описывает военную мощь премьера офицер МВД РФ. - Имея такую армию из хорошо обученных и вооруженных бойцов, Рамзан уже может диктовать свои условия Москве».

В Москве много раз хотели ограничить распространение власти Кадырова. Накануне 30-летнего юбилея Рамзана Алханов последний раз попытался сохранить хотя бы часть своей - и федеральной - власти. Он вспомнил про соратников, вместе с которыми осенью 1999 г. выбивал из республики боевиков - экс-мэра Грозного Беслана Гантамирова и командира специального отряда ФСБ «Горец» подполковника Мовлади Байсарова, рассказал источник в силовых структурах Чечни. По его словам, план «заговорщиков» был незатейлив: Гантамиров с Байсаровым, находясь в Москве, выступали с осуждениями политики Кадырова, а Алханов в Чечне ждал реакции федеральных властей.

Реакция не заставила себя долго ждать. 18 ноября прошлого года на Ленинском проспекте в Москве сотрудники чеченской милиции «при задержании» расстреляли из автоматов находящегося в федеральном розыске Байсарова. «Расстрел Байсарова - это гибель не родившейся оппозиции Кадырову», - констатирует источник. Теперь Рамзану уже точно некуда спешить с формальным провозглашением себя главой Чечни.

Александр Суслопаров