Блогосфера.Ru

Стоп! Сняты!

Подбросили дров в огонь: закон об отстранении мэров действует, и конфликты на местах разгораются с новой силой

Хозяйка «Харчевни» Людмила Ландышева внимательнее других жителей города Суздаля слушала прошлогоднее послание Дмитрия Медведева парламенту. В числе прочего президент предложил упрощенную процедуру отстранения мэров от власти - не через суд и уголовные дела, а просто с согласия двух третей местных депутатов. Ландышева вспоминает: «Я подумала: ну надо же, как будто он нас услышал». Она депутат. Суздальские депутаты воевали со своим мэром три с половиной года, но без толку.

C новым законом по небольшим городам прокатится волна отставок и, что важнее, новых конфликтов. Так и произошло. Тлеющие и даже почти урегулированные распри теперь разгораются с новой силой. В прошлый вторник Суздаль стал вторым городом в стране, где воспользовались новыми нормами закона о местном самоуправлении, вступившими в силу 24 мая. Сами жители древнего города считают, что стали первыми: ведь по закрытому городу Озерску в Челябинской области суд решение отменил.

«Неуд» за «Неудом»

Депутаты Озерска давно хотели избавиться от мэра Сергея Чернышева. У депутатов с ним сразу возникли разногласия, когда в 2005 году Чернышев во второй раз выиграл выборы. «Мы так обрадовались этому медведевскому закону, - говорит теперь депутат Альберт Веретенников. - Вкатили мэру “неуд” за доклад о деятельности в 2008 году».

Новый закон предусматривает три основания для отстранения мэра: если город влез в долги, «неуд» от депутатов в течение двух лет подряд, невыполнение обязанностей в течение трех месяцев или дольше. Чернышев пошел по второй статье: после «неуда» за 2008 год ему выписали такой же за 2007-й, а 1 июня проголосовали за отстранение. Чернышев уехал в отпуск на Байкал и оттуда обжаловал это решение в суде, городской суд его поддержал.

Мэру ясно, что дело не в нем, а это «торговая мафия Озерска решила по дешевке прибрать к рукам имущественный комплекс». А он - помеха. Кампанию против него, с его слов, ведут депутаты Виталий Борцов и Альберт Веретенников, владельцы самой обширной в городе торговой сети «Азимут». Спикер горсовета Борцов возглавляет к тому же фракцию «Единой России», а депутат Веретенников - «Справедливой». В декабре губернатор Петр Сумин вызвал Чернышева и Борцова и попросил обоих написать заявление об отставке.

«Я рассказал Петру Ивановичу [Сумину], почему я не могу уйти: они бы город превратили в собственный кошелек, а мне тут жить», - возмущается мэр. Борцов тоже не сдался. Следующие выборы горсовета пройдут в марте 2010 года, депутаты будут нанимать сити-менеджера. «И настрой у депутатов такой, чтобы до марта не дать Чернышеву вернуться», - уверен Веретенников.

Три правителя

Суздаль - город-музей. В нем три правителя - мэр Сергей Годунин, глава района Михаил Иванов и директор музея-заповедника Алиса Аксенова. Годунина выбрали в 2005 году как независимого кандидата. Аксенова говорит, что работает в музее 49 лет и шесть месяцев. «Слава богу, что они это сделали», - радуется она недавней отставке мэра, хотя признается, что четыре года назад ее экскурсоводы тоже за него агитировали. Годунин человек известный, больше 20 лет работал в местной милиции. Уволившись в звании подполковника, сначала был юристом в мэрии, а потом его наняли управляющим заводом по производству медовухи. Медовуха - символ Суздаля и тут продается повсюду.

На выборах Годунину было легче, потому что его предшественник оставил после себя дурную славу. Например, в целях благоустройства на полметра срыл земляной вал XIII века и разобрал булыжную мостовую. Годунин во время выборов уверял, что камни непременно соберет, и в итоге сам стал мишенью. Аксенова обвиняла его в уничтожении исторического облика города: «Уже то, что он собственный дом обил сайдингом, это позор». А депутатам не нравилось, что среди памятников древнерусского зодчества мэр решил ставить новые памятники.

Против отставки Годунина голосовали только два депутата. Один из них - депутат Андрей Бурцев, преподаватель истории в колледже и внештатный экскурсовод в музее. Он говорит, что сразу после выборов было ясно, что мэр Годунин обречен: он не был выдвиженцем губернатора и не устраивал главу района. К тому же через два месяца вступил в силу закон о реформе местного самоуправления. Город стал муниципалитетом второго уровня. «Второго сорта», - говорит Годунин.

Пришлось делить с районом, вторым уровнем, имущество, полномочия и финансирование. Глава района Иванов поступил хитро: прямо в день мэрских выборов он избрался депутатом и возглавил городской совет. «Закончили подсчет [голосов]. Утром он звонит: заезжай, поговорим. И ошарашивает: есть мнение, что мне надо стать председателем совета. Это первый акт вероломства», - вспоминает Годунин. «Закон позволял», - хладнокровно возражает Иванов. Руководитель с советских времен, Годунина он считает выскочкой. «Где багаж?» - говорит.

Торговец мясом

Интервью удаленный от власти Годунин начинает с рассказа о Юрии Долгоруком: «Здесь он имел свою вотчину и больше всех промэрствовал. А на досуге основал Москву и Кострому». Он высокого мнения о своем вкладе в развитие Суздаля. Решение о передаче полномочий району принимали губернатор и заксобрание - Годунин уверен, что только потому, что его выбрали в мэры. Сам он боролся и оттягивал передачу этих полномочий. «С первого года [его] работы идут суды. Мы семь месяцев не могли получить школы и больницы в собственность района», - говорит Иванов. «Вранье, - отвечает Годунин. - Это мы судились, чтобы отдать району имущество».

Смысл конфликта был в том, что Годунин не хотел отдавать то, что городу выгодно иметь на балансе, а район не хотел брать то, что хоть ему положено по разграничению полномочий, но не очень нужно. «Коммунальное хозяйство - кому оно интересно?» - поясняет депутат Бурцев. Имущество поделили, а тяжбы только усилились. «У меня на столе каждый день было по десятку запросов из прокуратуры. Дайте то, дайте это. Была поставлена цель: подчинить город. Вчера она была достигнута», - говорил Годунин сразу после отставки.

Запомнилась такая история. Мэр сдал квартиру на первом этаже на улице Ленина под мясную лавку, и межрайонный прокурор Ярослав Морковкин пожаловался в суд на то, что в квартире мэра торгуют мясом. «Было обращение гражданки», - уже с трудом припоминает это дело Морковкин. «Как же ее фамилия? Ну Светка, гражданка, неоднократно судимая, - смеется Годунин. - Я помню всех судимых в этом городе. Ей сказали: Светка, либо мы тебя в КПЗ, либо пиши заявление на мэра». Его атаковали со всех сторон. Больше всего претензий накопилось у директора музея Аксеновой и инспекции по культурному наследию.

Директор Владимиро-Суздальского музея-заповедника Аксенова предложила встретиться у памятника моряку. Этим она сразу подчеркнула: мэр - варвар. Там рядом дом, в котором родился поэт-подводник Алексей Лебедев, героически погибший на войне, и мэр на видном месте поставил памятник. Аксеновой обидно - туристы теперь издеваются: батюшки, зачем в Суздале моряк?

«У нас вообще ничего нельзя. Копнул лопатой - уже штраф, - жалуется мэр. - Горожанин приходит, наторговал сувенирами, хочет дом построить. Ему говорят: 125 000. У меня лежит акт: пластинки Шульженко, швейная машинка «Зингер» и кованый гвоздь XIX века. За 125 000. Я говорю: товарищи археологи, я вам килограммов восемь гвоздей XIX века, а вы дадите возможность горожанам нормально строиться. Вот за это меня и не любят». Есть постановление, по которому в Суздале ничего нельзя делать без разрешения инспекции и привлечения археологов.

Еще более ожесточенная борьба шла вокруг лугов. Они считаются частью исторического ландшафта и тоже неприкосновенны. Годунин говорит, что коренной житель и первый раз про них слышит. «Невежество страшное», - восклицает музейщица и обещает показать научные паспорта, составленные на заповедные места. «Вот это Кремлевский луг», - показывает фотографию. Мэр разрешил коммерсантам поставить на нем палатки с медовухой и открыть лодочную станцию. Аксенова - тут же к прокурору Морковкину. Прокурор суд выиграл, бизнес прикрыли.

Самый умный

Годунин приносит в кабинет макет еще одной скульптуры. Скульптура представляет собой бабку, стоящую за прилавком, и должна символизировать торговлю огурцами, которой славится Суздаль. Известный скульптор Балашов, много ставил за границей, особенно во Франции, хвастается мэр: «Уникальная вещь. Надо ставить». Депутаты возмущаются: цена вопроса - три миллиона рублей. Лучше бы коэффициент земельного налога снизил для наших огородников, говорит Ландышева из «Харчевни». Она избиралась как раз по тому округу, где огороды.

Главная претензия к Годунину - в том, что он никого не хотел слушать и делал только то, что хотел. «Сергей Борисович считает себя самым умным, - сформулировал опытный депутат-коммунист Владимир Вавилин, когда Годунина отправляли в отставку. - В результате все его действия ухудшают положение жителей. И, естественно, идет безумная трата бюджета».

Чтобы ограничить это самодержавие, ровно год назад депутаты приняли два решения. Во-первых, согласовывать с ними хозяйственную деятельность. Во-вторых, перейти от прямых выборов мэра к назначению сити-менеджеров на конкурсной основе. Разумеется, Годунин ничего не подписал. Преодолеть вето ориентирующимся на главу района Иванова депутатам не составило труда. Мэр опять не подписал. Тут он ошибся, говорит соратник мэра депутат Бурцев, надо было подписать, а потом в суд.

В итоге в суд пошли как раз депутаты, выиграли дело в первой инстанции, проиграли во второй и отступили. На том и кончилось бы, но тут президент Медведев в своем послании объявил про поправки в закон. Депутаты сразу подали надзорную жалобу. Теперь президиум областного суда признал бездействие мэра Суздаля: не подписал документы. Бездействие - одно из оснований для отстранения. «Я говорил, что под этот закон первым попадет мэр города Суздаля, - говорит мэр Суздаля. - Такое предвидение было. Оно не подвело».

«Мэр стал жертвой своего характера», - считает прокурор Морковкин. Депутат Ландышева согласна: «Я говорила: Сергей Борисович, удалите гордыню». Годунин нашел деньги на создание городской газеты и сам писал передовицы, как какой-нибудь Фидель Кастро. Стал членом совета по местному самоуправлению при спикере Госдумы и ездил на разные форумы. Ему ставят это в вину: мотался по заграницам. Да, в Европе тоже был. Надо же посмотреть, как сочетать древность и что-то новое, типа лодочной станции: «Если мы живой город, то давайте относиться к нему здраво. Или покройте его лаком, а людей отселите».

Сейчас Годунину постоянно звонят мэры малых городов, моряки из Кронштадта, присутствовавшие на открытии памятника подводнику. «Что ж, я буду сам себя защищать? Мне это надо? Пусть народ проявит свою волю в письменном виде», - говорит он кому-то в трубку. И поясняет потом: «Мне из Питера ребята звонят: Сергей Борисович, мы готовы приехать, устроить вам митинг. Моряки должны приехать, питерские депутаты, в том числе единороссы. Я говорю: не надо». Годунин уже в «Единой России», так и говорит: искал защиты в сильной партии. Глава района потом тоже вступил.

В отличие от Чернышева в Озерске, Годунин судиться не собирается. У него другая тактика: его замы пишут заявления об увольнении, исполнять обязанности будет некому, а значит, и досрочные выборы не назначишь. «Нам сказали, что это будет не только у нас в Суздале. Назревает во многих местах», - говорит хозяйка «Харчевни» Ландышева.

Годунин жалуется: наказывают не тех, кто провинился, а тех, кто не вписывается в вертикаль власти. Приводит примеры. «Мне страшно за эту страну», - возвышается до обобщений мэр Суздаля.

Артем Вернидуб, Дарья Гусева